Волкодав.

Политика

Про интервью ВВС.
Замечу, что мои посты носят исключительно субъективный характер, и я не являюсь ни экспертом, ни журналистом, чтобы быть лидером чьих-либо мнений. Но статус гражданки Украины, в частности – востока Украины, дает мне право на определенные размышления.

Справедливости ради, Владимир Зеленский вполне приемлемо выкрутился в ответе на вопрос о выборе между Трампом и Байденом. И тут же плюхнулся носом в вопрос про Порошенко. Чувствуется, что это его, личное, болезненное. Ведущий это чувствует. И попытка Зеленского своим (признаться, наигранным) смехом разрядить обстановку вызывает какую-то жалость. Да, я не поддерживаю его ни как президента, ни как политика, которым он так и не стал. Потому что не понимает сути этого статуса. Но мне было бы как минимум не стыдно, если бы он не юлил.

В данном случае ведущий – абсолютно прямой и четко бьет в точку, в правильную точку:
– про Путина, а не про “прекращение огня”. Потому что именно в Путине кроется решение и исход войны. Да, дипломатия – это когда ты не можешь себе позволить дать прямой ответ на прямой вопрос, но здесь это была не дипломатия. Это было отсутствие четкой позиции. И первичен Путин и отношение к нему – а не вода, которая отсюда вытекает.
– про отсутствие результатов в экономике и внутренней политике. А не про “процесс” и “дайте мне еще время”. Ведущий не знает Зеленского так, как знаем его мы, но, мне кажется, он посильно в нем разобрался. Перекладывание ответственности – это лозунг и краеугольный камень всей команды преЗедента. Вот как они пишут на билбордах – “буде так, як вирішиш ти”. В таком случае и негативные результаты перекладываются на плечи электората. Владимир Зеленский эту свою особенность избегать ответственности на интервью скрыть не смог.
– про ложь. Фраза о том, что никто не может давить на президента Украины – это ложь. Доказанная разведкой даже не Украины. Связи с Коломойским настолько очевидны Америке и Евросоюзу, что намеков уже было достаточно. А про факты мы узнаем в свое время. И не закидывайте мне про “не доказано – не вор”. В случае с Коломойским – воняет издали и давно.

Я хочу видеть президента своей страны не тем, кто верит в договоренности с Путиным. Меня это не устраивает. Я не хочу, чтобы тот, кто посмел взять на себя обязательства нас представлять – основывался на доверии. Большая политика таких пережевывает.
Нам нужна Великобритания. Нам нужны ее базы, ее военная техника, ее политическая поддержка, ее вес и ее слово. НО имея такого президента, как Владимир Зеленский, мы можем получить ситуацию, когда из-за абсолютно личных его обид, мотивов и внутренних противоречий мы можем недоработать в этом направлении. И теперь, кстати, мы имеем ситуацию, когда глаза боятся – а руки все еще делают, и это чудо. Чудо, что по инерции после сильного Турчинова и сильного дипломатически Порошенко, руки еще что-то делают.

Итого, мы скорее вопреки, а не благодаря Зеленскому, как-то присутствуем в международной политической жизни. Меня, честно говоря, даже удивили совместные учения – мы ведь теперь “боимся” дразнить Путина. Мы “боимся” открывать огонь в ответ на провокации.

А волкодав – это конечно, не про Владимира Зеленского. Это про следующего президента Украины. Потому что таков исторический запрос нации.