СКАЖИТЕ ИМ ПРАВДУ.

Беллетристика

Аня молча стояла на пороге класса, прислонившись к двери, пропуская школьников на выход. 
– здравствуйте, Сергей Николаевич!
– здравствуйте, – он поправил очки, кивая вслед последнему ученику. – А вы?..
– мама Насти. Палий. 
Аня подошла ближе, внимательно глядя ему в глаза. Кто он? Кем окажется?
Она положила ему на стол учебник истории. Сергей Николаевич непонимающе вскинул брови.

– вы учите моего ребенка истории Украины. У меня, как у матери, есть к вам один вопрос.
– хм… Присядем? – он показал рукой на парты. В школе стало тише, после последнего урока она стремительно пустела, и теперь было слышно пение птиц за окном и гул редких автомобилей. 
Аня приготовилась к возможной ссоре.
– Сергей Николаевич. Кто забрал у нас Крым?
– … а для чего вы спрашиваете?.. – он насторожился от такого неожиданного вопроса.
– а война у нас с кем? – продолжила Аня. – Я знаю, что написано в учебнике. Но я хотела бы узнать ваше личное мнение.

Он встал, снял очки, повертел их в руках, потом опять надел. Подошел к окну, обдумывая, что сказать.
– вы читали учебник… 
– Аня.
– ..да, Аня. Вы знаете, что там написано?
– там написано, что у нас на Донбассе – конфликт. Про Россию ни слова.
– и что вы от меня хотите услышать? – он снова снял очки, как будто они мешали ему говорить.
– я хочу узнать мнение человека, который учит моего ребенка. Что там написано, по какой причине и с какой целью – я знаю. Я так же знаю, что это ложь, – голос ее зазвенел от напряжения. – Еще я знаю, сколько наших они убили! Еще я знаю, сколько снарядов они выпустили по нашим домам. По моему дому!! Черт вас всех побери!!!..

Она в бессильной злобе стукнула кулаком по школьной парте. Он молчал.
Пение птиц и гул редких автомобилей… Школьная занавеска поднялась от дуновения ветра, в мирном городе, в мирной школе, пахнущей внезапно “накатившим” летом. В городе, где дома не разрушали. В стране, где войну не заметили. В мире, где у каждого полно своих собственных проблем. Что им до какой-то Украины, стоящей перед открытой пастью ненасытного зверя? На краю пропасти, бывшей колонии Союза, а может и будущей? Учитывая то, что происходит?

– Аня… – его голос немного охрип от эмоций. Он сел за учительский стол и сложил руки перед собой. Ладонями вверх, рассматривая линии. – Аня… Мне до пенсии осталось два с половиной месяца… Я понимаю, это не оправдание…

Аня подняла на него глаза. Да он же седой совсем, подумалось. Сразу и не обратила внимания, приготовилась ругаться. Седой и сломанный жизнью, так казалось. 
– … у меня дома теплицы с огурцами. И дел накопилось. Устал я уже… 
Она слушала его, угадывая, что он скажет. Свой. Просто ему тоже тяжело, как и ей. Порезанная душа, поломанные надежды. 
– Сергей Николаевич, я…
– мы с вами знаем, как все произошло, – перебил он ее. – Мы знаем, сколько людей они убили. Вы молодая, вы переживете, вы еще увидите нашу победу. Настоящую. Вы понимаете, о чем я?

Он стал говорить все быстрее, как будто копилось это долго долго, а выговориться было некому. Говорил про крошечные суммы из учительской зарплаты, которые перечислял на армию в 2014-м. Про десять банок тех самых домашних огурцов, законсервированных его женой и которые он тайком от нее впихнул в машину волонтерам. Про ежедневные новости, которые слушаешь, смотришь, пережевываешь, переживаешь, от которых сердце хватает – а ему это просто так уже не сойдет с рук… Аня услышала про брата в оккупированном Крыму и про ссоры с соседями. Про разговор с директором школы по “некоторым щекотливым вопросам” – когда он с этим самым учебником пришел к нему в кабинет. И из которого вышел со смешанными чувствами, а вечером в ту самую пятницу выпил с горя…

Слушала и думала. Думала и мыслями возвращалась в разрушенные Пески. В которые она никогда не вернется, даже если там когда-либо будет мир и не будет российских снарядов. 
За окном звучало, пело, улыбалось внезапно “накатившее” лето. Все еще сжимая в руках разозливший ее учебник истории Украины, она повторяла слова учителя, сказанные ей напоследок.
“Может, хотя бы у вас получится… И у них. У детей. Скажите им правду, Аня. Я знаю, вы им скажете. А иначе как с этим дальше жить?..”

P.S. 
“Лілія Гриневич: „З кожним днем я маю більше свідчень цього можливого реваншу. Ситуація із вчора: одному з моїх колег, який автор підручника з новітньої історії України для 11-го класу, що вже отримав ґриф міністерства, потелефонували і сказали: „Ви далжни ізмєніть в вашем учєбнікє „русска-украінская вайна” на „ґражданскій канфлікт”. Коли він сказав, що „я ніколи не буду цього робити, мій підручник вже отримав ґриф міністерства освіти”, було йому заявлено: „Но січяс сітуация ідєалаґічєскі мєняєца”. Тому я мушу сказати, що справді ми маємо дуже багато людей, які зараз появилися на обріях, беруть участь в обговореннях, активно присутні у медія, які якраз і пропагують оці реваншистські ідеї.”

Вы “зробили це разом”, как я понимаю…