ОДНАЖДЫ…

Беллетристика

День был тяжелый. Чертовски тяжелый день, и он, наконец, закончился.

Марина сегодня уволилась с работы. Очередная планерка с редактором – очередные указы – что говорить, как говорить, и как молчать о том, что думаешь на самом деле. И все, привет – последняя капля терпения.

Совесть – штука упрямая. Годы на журфаке, мечты стать известной. Амбиции, бешеная работоспособность, начало карьеры… Изначально думала – что пусть они как хотят, а вот она будет по-другому. Будет предельно объективной, и репортажи у нее будут самые-самые. И правда – какая есть.

Марина, на ходу сбрасывая туфли, прошла на кухню и потянулась к шкафу – там где-то осталась бутылка вина после дня рождения. К черту бокал – стакан. Полный стакан вина и окно на балкон – нараспашку, чтобы дышать. Сейчас хотелось дышать в полную силу, как будто ты сдерживалась долго-долго, загоняя себя в рамки и правила. Ты была в тесной одежде, и вдруг оторвавшаяся пуговица позволила тебе вздохнуть по-настоящему.

Вздохнуть – это сказать, что думаешь. Четко, чеканя каждое слово, не сбиваясь с мысли – как она сегодня сказала руководству: 
– Я устала ВРАТЬ. 
Устала смотреть на происходящее чужими глазами, глазами заказчика, в то время как собственные глаза видят другое. Устала обманывать зрителя, у которого сейчас в стране совсем маленький выбор на самом деле. Лжи много – а правды мало. И когда ложь оплачивается такими большими деньгами, то именно она, журналист, играет роль хирурга, зашивающего в мозги зрителя железный шарик. Потом любым магнитом вертишь этими мозгами с шариком и впариваешь бедному зрителю то, что нужно. Не ему, зрителю. 
Заказчику.

Киев сверкал огнями, шептался с кронами деревьев. Разговаривал звуками открывающихся дверей кафе с маленьким колокольчиком у входа. Звенел заливистым смехом молодежи и успокаивал шелестом автомобильных шин. Киев жил, и сотни тысяч этих освещенных окон этот день увидели каждый по-своему. У кого-то родился сын. Где-то случилось несчастье. Кто-то праздновал юбилей или встречал близкого человека.

А Марина сегодня прекратила лгать. 
Ощущения катастрофы не было – скорее чувство свободы и начала новой жизни. Возьмут на другой телеканал. Обязательно возьмут. Или начнет “сольную карьеру” – создаст свой проект. 
Мечту разбить очень просто – однажды переступить через свою совесть. Только однажды – второй и третий раз будет проще, а далее ты совсем теряешься в пространстве. Где в этом измерении настоящая ты – а где заказ хозяина телеканала. Кого “мочить” сегодня, и перед каким ничтожеством времен Януковича открывать двери студии. Улыбаться тому, кто готов разрушить твою страну, и ты точно знаешь – он сбежит первым.

А тебе бежать можно только в одну сторону – к правде.

P.S. Не знаю, как они с этим живут. Я не журналист, но однажды я вот так вырвалась с нелюбимой работы. А если они не вырываются, значит они полностью срослись с этой грязью. Скабеевы в Украине может и не рождаются, но стать ими не очень сложно. Увы.