ПОД ЗАД КОЛЕНОМ.

Беллетристика

Где-то в далеком российском Омске (российском ли?) ухнула сова. “Родина зовет” – подумал Иван Николаевич, собирая вещи. Ваня-карман – для своих.

Ваня приехал в Украину лет 10 назад, в качестве попа Московского патриархата. Хороший климат, красивые женщины и вкусная еда. Он тогда как гаишник, по такой же системе – заплатил что-то около 25 тысяч долларов (по курсу 8), чтобы получить приход. А отбить эти деньги удалось довольно легко: с помощью “пожертвований” за венчание, крещение, отпевание и т.д. Конечно, Ване приходилось отстегивать ежемесячно “наверх”, и свечи закупать оптом только в Лавре (таков внутренний “закон”, монополия). Но Украина ему нравилась.

Вареники с картошкой и домашняя наливочка. А то и дорогой коньяк, рыбалка и охота – работа в удовольствие, и отдых в удовольствие. Иван Николаевич думал, что схватил “Бога за бороду”. Ведь как считается: Украина – это их, российская вотчина. Вроде бы так, да не так. Дома, в России, как под прицелом. А здесь – чувствуешь себя свободным человеком, знай себе отстегиваешь раз в месяц руководству… И живи себе дальше…

Когда русские начали эту войну, Иван Николаевич испытал досаду. Все-таки родина – любимая и все такое, но пусть она будет подальше, в другом государстве. Ему в “незалежной” было до сих пор комфортно, уютно и сыто. Казалось, будущее распланировано, оплачено и плавно так он дотянет до старости. Безбедной.

Когда Гедеон (отец Гедеон, московский поп из Киева) поперся аж в Конгресс США, красочно расписывать, как в Украине притесняют верующих – Ваня назвал его дураком. Зря он полез в политику. За это его и выперли из Украины, прям из Борисполя депортировали. Сам он вообще собирался пересидеть. Если что – то в крайнем случае и в ПЦУ перейти, главное – остаться здесь. Он себя считал человеком маленьким – удобно устроился, а мутят воду новинские и иже с ними.

Остаться не получилось. Отказался отпевать “чужих” прихожан (из Киевского патриархата). Заводил разговоры про дружбу с Россией, а “сверху” пришел приказ “мочить” украинскую власть. Ввязался на свою голову…
Вчера прихожане взбунтовались:
– отдавай, – говорят, – храм! Здесь будет украинская церковь! 
Ваня не удержался, выбежал с ружьем. Драка началась, все кричат, забор повалили, в суматохе не разобрались – и дали ему по морде.

Теперь ему нет здесь места. Иван Николаевич собирал вещи, со вздохом трогал синяк под глазом и пытался вспомнить – как выглядят березки на Родине и какая гадость эта их заливная рыба. После украинских-то харчей…