Он у меня выучил гимн Украины…

Беллетристика

… Российский мусоренок… Они взяли его с собой для прикрытия. Перепуганный, он впервые увидел ту настоящую войну, которую начала его страна. Пусть даже в таком виде – взятый в заложники на российской территории. Почему-то здесь меньше всего ожидаешь тех самых укров, которых поехали убивать на Донбасс. Ты с таким гонором кричишь, что х@хлов поставить на место – плевое дело, и тут же х@хлы берут тебя в заложники в твоём родном городе. Неожиданно. Разрыв шаблонов. Страшно.

“Он у меня по струнке стоял. Отвечал “Слава Украине ” и даже гимн наш выучил, я его выдрессировал)) ” – я мысленно представляю лицо Баркаса, когда он это описывает. Мало эмоций, будничный тон, очередной кусок жизни на войне. Он пишет о событиях начала 2015 года, а я как будто вижу этого перепуганного русского наяву. Я не знаю, как он выглядит, но представляю его ощущения. В данном случае ты пешка в этой большой кровавой игре, и на момент этой истории уже случился Иловайск, уже готовился Дебальцевский котел. Уже обстреляна украинская земля, поля заминированы, города оккупированы, и ты лишь представитель врага, которым не грех прикрыться на всякий случай.

Он остался жив, и после того, как его вывезли на территорию Украины – за ним приехала мать. Он остался жив, хотя на войне – как на войне. Забавный был мусоренок, на любой шорох научился кричать “Слава Украине”. Ладно, черт с ним…

“Мы ушли вглубь российской территории после перестрелки с казачками на блокпосту. Потеряли людей. Крюк в 6 км сделали, ночевали в лесопосадке, без костра. Холодно … В села не суйся, к своим – далеко… Прошли по тихому 19 км, а они искали нас еще 2 дня. Мы успели на Лукойле засечь российские тачанки, передали координаты нашей арте. Пару месяцев пришлось провести в тылу врага, ища возможность вернуться к своим. Мы взяли этого мусоренка в городе Шахты, Ростовской области. Планировался как щит, но не пригодился…”

“Чем дольше ты живешь – тем больше врагов уничтожишь, а значит – выполнишь задачу и принесешь победу. ” – да, Баркас, я тебя поняла. Никакого пафоса, никакого излишнего геройства. Первый, кто высунулся – получает первую пулю. И война, как ты говоришь – это тяжелая работа. Холод, голод, дискомфорт, запах дерьма и крови. Конечно, я поняла… 
Но история с русским заложником не дает мне покоя. Это же как они в начале войны пренебрежительно думали о наших возможностях? Как геройствовал каждый из них, сидя в своем Ростове, Тольятти, Питере, Омске! Как просто им казалось пойти и взять этот укроповский кусок земли – чего уж там, украинцы же “голые и босые”, а российская армия вторая в мире. 
М-да…