ЖЕЛАЕМОЕ ЗА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ.

Беллетристика

Николай Иванович сидел во дворе до самой глубокой ночи. Уже звезды взошли на небо, затихли звуки войны и темнота поглотила события этого дня. Он курил без остановки свои дешевые сигареты, запах которых вечно раздражал Надежду. Она выгоняла его во двор, шлепая по спине полотенцем, требуя “не вонять своими сигаретами на весь дом”, и Николай Иванович с ворчанием уходил в гараж. Там он “отдыхал душой”, годами ремонтируя старую “девятку”. Этой роскоши хватало доехать до горловского рынка иногда, но чаще всего она ломалась и стояла без дела. Так, посмотреть и сказать, что есть машина. Т.е. она как бы есть и ты считаешься круче соседа – у которого и такой нет. А то, что она не ездит – это другой вопрос.

– бензин дорогой, нечего тратить на него пенсию! А про запчасти вообще не заикайся! – кричала Надежда. Ничего бабы не понимают… Когда их присоединят к России, бензин станет дешевле. Они вечерами перед телевизором часто ругали Украину, которая не обеспечила им высокие пенсии и дешевый бензин. Сын с невесткой не были так категоричны. Они были предпринимателями средней руки, и с приходом “русского мира” все еще ездили “на большую Украину” на закупки. В Харькове все было и дешевле, и разнообразие зашкаливало. Все как раньше, там ничего не поменялось. 
– мы не Украина, мы не Россия. Кто мы? Только налоги повышают… Или закрыться остается, потому что доит нас новая республика “не по-детски” – говорили дети, но пенсионерам этого было не понять. 
Здесь Николай Иванович ждал “своих”. Дождался…

Слабая лампа на крыльце освещала двор. При Украине они нередко накрывали на стол во дворе и приглашали соседей. Под рюмочку ругали правительство, жаловались на жизнь и на то, что Донбасс кормит неблагодарную Украину. Надежда нарезала ломтики сала и доставала консервацию, и того и другого всегда было достаточно. Со временем посиделки стали реже, “республика” не дала желаемого уровня жизни, и россияне почему-то присоединять к себе не спешили. Разговоры теперь велись о закрытых шахтах, о вырезающихся на металлолом заводах, на одном из которых у соседского сына была работа. А теперь некуда, только в “ополченцы”.

Сейчас двор выглядел по-другому. Виноград был превращен в месиво, яблоня у дома перерезана вдвое, повсюду были разбросаны ветки и плитка. Эту плитку Николай Иванович заботливо укладывал “при Украине”. Когда “все было плохо”. В окнах выбиты стекла, но даже если бы сейчас была зима – он не обращал бы на них никакого внимания.

Сегодня во двор попал снаряд. И сегодня этим снарядом убило Надежду. 
Николай Иванович пережил этот день. Как во сне наблюдал за суетой сына и невестки, выслушивал соболезнования и теперь, сидя в темноте и глядя на окурки под ногами, все еще не мог понять – действительно ли он все это видел? Или она сейчас выйдет из дома и ворчливо крикнет, что своими сигаретами провонял всю одежду? И что перебрался бы жить в свой гараж, наконец. 
– подожди, подожди… Вот присоединят нас к России, и бензин станет дешевле… И пенсии ка-а-ак поднимут, заживем, Надежда…

P.S. Один из сепаратистских телеканалов неожиданно поучаствовал в сеансе разоблачения террористов.
Во время обстрела часть “Градов” стреляет по позициям сил АТО, а часть по противоположной стороне – по жилым кварталам Горловки. Лето 2015.

Видео обстрела в разные стороны. Они называют это “с праздником, укропы”: