ГРОЗА.

Беллетристика

У него были удивительные руки, на которые можно смотреть бесконечно. Сильные, загорелые, с огрубевшими пальцами от контакта с автоматом. Алена все чаще и чаще ловила себя на мысли, что в упор рассматривает его. Злость, которую он вызывал в ней с самой первой встречи, незаметно переросла в интерес – а что же там внутри? За маской сурового и непобедимого укра?

– вокруг меня все злятся) – однажды вскользь заметил он.
Это и неудивительно – когда ты сам ходячий раздражитель. Злишь сам всех подряд, непререкаемым тоном строишь по струнке, не терпишь возражений. Но ведь и поспорить сложно – ВОЙНА.
Руки… Хм… Спросить – сколько он этими руками врагов отправил на тот свет? Так не ответит, еще и пошлет подальше. С ним вообще сложно общаться – одним словом Гроза. Тот случай, когда позывной – как второе имя, прямо в точку. В волонтерском междусобойчике говорили, что наш украинский Гроза круче, чем сепарский. Было на той стороне недоразумение с таким же позывным, но куда ему до укроповского? Да еще и полковника.

– заснула? В каких облаках витаешь? – улыбнулся он, протягивая клочок бумажки. – Это мой номер, и свой давай диктуй. А то опять потеряешься.
Алена тоже расплылась в улыбке. Моя ты радость))). Номер писал заранее, значит готовился. Вот сейчас выдал себя с головой. Гроза – “грознее” не бывает).
Вокруг творился дурдом. Погрузка-разгрузка. Кто-то матерился, кто-то никак не мог найти свои сигареты. Лаяли собаки и весело перекрикивались бойцы ВСУ. Шумела техника. Жизнь кипела в этой части Вселенной – где уже так привычно воевали. Так привычно шли на смерть и возвращались, увидев ее глаза в глаза. Просто обычный день в Украине. Просто война…

Но сейчас они вдвоем были в каком-то вакууме. Он и она. Его руки, его лицо, его глаза – казались родными. Безжалостные ко всей этой запоребриковой нечисти, просочившейся в Украину и рвущей ее на части. Убивал и будет убивать – потому что это вопрос выживания. Не его личный – целой страны. Нажимал на спусковой крючок, отдавал команды, бил по ребрам – “заблудившихся”. Нелюдей. Нечисть. Их говор, по которому украинцы в момент вычисляют соседей, просто выворачивал наизнанку от брезгливости, от бессильной ярости. Что вы здесь забыли, “братья”, к еб… матери?…

– я на ротацию вернусь в Киев – поужинаем. И без возражений;
– посмотрим по обстоятельствам);
– исключено. Обязательно увидимся. Будь на связи, договорились? – загорелые сильные пальцы сжали родной автомат, так что вены на руках обозначились еще четче.
Он сейчас поедет на войну. Хотя она уже давно не там. Она здесь. Она везде. Даже если кто-то упорно не хочет ее замечать…