ОСТАНОВИТЕ! ВИТЕ НАДО ВЫЙТИ…

Беллетристика

На улице У. стоит дом. Не супер новый, не супер “богатый” – но чистый, ухоженный, покрашенный. В лифте кнопки зажигалкой не выжжены, и работает он, хоть и старенький. Дело в хозяевах – это очевидно.

Витек часто проезжал мимо. Из Москвы “на Берлин” (да, такое совпадение). Дом этот мозолил глаза своей свежей краской, цветочками перед подъездом и целыми лавочками. Алкоголиков там вроде и не было, никто не валялся. А если и были – то явление не такое плачевное, как в его родных краях. Витек прекрасно помнил, что дома если в подъезде не наср…но – это уже хорошо.

На улице У. и деревья зеленее, и небо “голубее”, и вообще че-то эту улицу еще никто не освободил? Витек на туареге (госслужба оказалась прибыльной) чувствовал себя барином, а на этой улице машинки были попроще. Народ подобрее, что в его понимании – л…хи. Вот взять бы и поселиться в этом доме, на улице У.
Наташка все уши прожужжала – “хочу тут жить. Я вон в том окне другие занавески повешу, а вот тут моя машина будет стоять, а этих потесним.”
Она по сути права – жильцы так улыбаются, добренькие, проблем с ними не будет. Эх, слабаки!

Витек в дом заселился. Во дворе свой туарег поставил. Правила свои ввел, в общем, показал “кто в доме хозяин”. И все бы хорошо, если бы не некоторые странности. Ну например, понадобился ему кредит. Под залог недвижимости, естественно.
– мы вам не можем кредит дать. Вы же не показали документы на квартиру!
– какие еще документы? Я тут живу, она моя.
– уважаемый, право собственности у вас отсутствует. А прописка у вас вообще … что тут написано?… гм. Е…беня? Это где вообще?
Витя обиделся.
Обиделся, но так ничего и не понял.

Но дальше проблемы посыпались как из рога изобилия. С ним перестали здороваться, свет отключили за неуплату – а подключить только хозяин может. Говорят – пусть хозяин заявление пишет, а где он теперь? Наташка пилит, ноет и жалуется. Заграница не впускает, в холодильнике мышь сдохла – а продукты ему никто продавать не хочет. С туарега ночью украли номера и нацарапали “пошел вон отсюда”. Стал этот дом на улице У. Витьку поперек горла. Вроде и выехать пора – но жаль бросать “нажитое”. Вернее, занятое. Самовольно.

Вот так и живет пока Витек. Только за пределы улицы – а там все кому не лень кричат “Дави его, бл…дь”. Про какие-то корабли напоминают, Керчь, смеются над ним. Все хуже и хуже. Все враждебнее и враждебнее. И не боится его никто уже, почему-то.
Вите бы с самого начала подумать о Законе. О правилах. Но Витя из Еб…ней умел жить только по понятиям. Он привык заглядывать в чужие чистые подъезды, но убирать в них – нет, не слышали такого. Только ГАДИТЬ.

P.S. Наташка его променяла на другого. Меньшего роста, темненького, с узким разрезом глаз. Он не выделывался, как Витек, и поэтому у него все было. И Мерс, и квартира, и бизнес. И пока Витек застрял на улице У. – в его собственной квартире, далеко-далеко на восток – кто-то спокойно и насвистывая незамысловатую китайскую песенку распаковывал свои вещи.
Вот такая история.