Выбор. Часть 3.

Беллетристика

“Одна страна, все-таки. Наша…”

Юля – волонтер. Сегодня уже не плакалось. Они с командой столько месяцев принимают потоки беженцев в огромном красивом здании Харьковского вокзала, видели столько чужого горя, столько отчаяния, что казалось – слез уже не осталось. Все выплакали. Поначалу не понимал никто из них – как же вообще поверить и свыкнуться с мыслью, что в Украине – война. Что убивают нас – россияне, до которых отсюда всего 40 км! Мы все так привыкли слышать на привокзальной площади выкрики таксистов – “на Белгород”, а на рынке Барабашово всегда толпились оптовики даже из Москвы! Непонятная параллельная реальность – но так ужасающе реальна в то же время.

Юля решила, что нужно просто делать, что делает. Это нужно пережить, и когда-нибудь это закончится. Вот идет очередная бабушка, с двумя мальчишками. Голодные? Рука инстинктивно потянулась за печеньем и конфетами детям.
А Вера Павловна уже потеряла весь боевой настрой. По громкой связи на “мове” объявлялась посадка на поезд до Киева, за столиком девушка-волонтер участливо предлагала присесть и перекусить.

– Юленька, детка, мне уже некуда бежать. В России мне на детей выплаты не полагаются, домой я вернуться не могу, мне сорванцов уберечь нужно. Я одна, и я ТАК устала…
– Вера Павловна, в Харькове мест для поселения уже нет. Ну поверьте, мы уже “забиты” максимально. Вот, есть Ровно, на Западной Украине. У них места – они готовы вас принять. Поедете?

Близнецы жевали и старательно вырисовывали цветными карандашами каракули. Вера Павловна оглянулась. Люди спешащие, люди ожидающие, люди с разными, но какими-то “своими”, “родными” лицами. В России они не такие. Странно, последний год показал удивительную картинку. Россию не “нарядную”, не великую, не братскую. А здесь почему-то чувствуешь себя как дома.
– поеду. В Ровно, так в Ровно. Одна страна, все-таки… Наша.

P.S. История практически вся – мною выдуманная. Но женщина с детьми реально существует. Однажды я прочитала пару строк на одном из форумов Харькова, рассказывали волонтеры. Что действительно пришла к ним бабушка-опекунша, и после мытарств по России согласилась поехать на Запад Украины. Я не знаю, как сложилась ее судьба. Но скорее всего дети пошли в украинскую школу, попали в новую среду, и надеюсь – вырастут они уже не с “русским миром” в голове. Может, даже будут настоящими козаками-бандеровцами.
В любом случае – война реальная. Горе – реальное. И выбор – тоже реальный. У каждого украинца он свой. Дай Бог, чтобы он оказался правильным.

Мира всем нам.